Импотенция в форме диссоциированного расстройства

Импотенция в форме диссоциированного расстройства
  • При объективном исследовании признаков органических заболеваний не обнаружено, вегетативные рефлексы с выраженным преобладанием симпатической рефлекторной возбудимости, ассоциативный эксперимент показал слабость тормозного и возбудительного процессов, тип высшей нервной деятельности— художественный. Диагноз: неврастения (гипостеническая стадия), импотенция в форме диссоциированного расстройства эрекционной и эякуляционной фазы. Потребовалось длительное настойчивое лечение для того, чтобы вывести больного И-о из этого тяжелого состояния.
  • Анализ клинической картины болезни И-о показывает, что у него на фоне неврастении развился условный рефлекс на патологическое состояние, когда одно только уединение с женщиной вызывало острую вегетативную реакцию, навязчивый синдром с ипохондрическим оттенком и приступы реактивной депрессии, возникавшие после сексуальных неудач. Учет психопатологических механизмов этих наслоившихся синдромов служил основой для проведения целенаправленной психотерапевтической работы с больным.
  • Неврастения отмечалась у 46% функциональных больных. Большинство из них обращались в стадии раздражительной слабости или уже с некоторыми признаками гипостении.
  • Нарушения половой функции при неврастении — в стадии «гиперстенической» и «раздражительной слабости» — протекают в форме диссоциированного расстройства эрекционной и эякуляционной фаз. В стадии «гипостении», наряду с резко выраженным диссоциированным расстройством, наблюдается и ослабление эрекций. У всех этих больных вегетативные дисфункции характеризуются симпатическим преобладанием. В тех случаях неврастении, когда наслаиваются дополнительные навязчивые, реактивные или ипохондрические состояния, половое расстройство протекает в форме более или менее выраженного ослабления полового влечения и (или) эрекционной фазы. При этом вегетативные дисфункции имеют меньшее значение в патофизиологических механизмах сексуальных нарушений. При сексуальных нарушениях принимайте Levifil-20Vilitra 20Sildisoft-50.
  • Истерия чаще развивается у лиц со слабым типом высшей нервной деятельности и с преимущественной слабостью второй сигнальной системы. Существеннейшей чертой является усиление общего эмоционального фона, накладывающего свой отпечаток на все признаки болезни. Многие симптомы, эмоционально поддержанные (ситуационно выгодные), все более усиливаются и делаются стационарными. В результате таких условных патологических связей складывается (по И. П. Павлову) «воля к болезни» истеричных. Клинический синдром у наших больных в основном включает эмоциональные, вегетативно-висцеральные и (периодически) сенсомоторные расстройства.
  • При наличии художественного типа и слабой второй сигнальной системы у многих больных в преморбиде прослеживалось преобладание интровертивных эмоций и переживаний, импульсивно-взрывчатый характер и во многом хаотическое поведение, повышенная впечатлительность и внушаемость. На таком преморбидном фоне сравнительно не сильные психотравмирующие переживания приводят к развитию истерического симптомокомплекса. Легко развиваются нейродинамические нарушения, которые характеризуются наличием «больных пунктов» в сфере восприятия информации с психотравмирующим дей¬ствием. Словесные реакции значительно затормаживаются, а вегетативные компоненты патодинамической структуры проявляются бурно. Под влиянием конфликтных словесных раздражителей (при обострении конфликтной ситуации) усиливается торможение в коре и растормаживаются подкорковые механизмы, что может обусловливать разнообразные и бурные эмоции (С. Н. Раева, 1954),

Истерический невроз

  • Истерический невроз может развиваться у людей, не имевших в преморбиде вышеуказанных предпосылок. Среди наших больных имеются случаи, когда длительная и тяжелая психическая травматизация сама по себе ослабляет нервную систему и обусловливает возникновение типичных истерических расстройств.
  • При истерии почти всегда имеются более или менее выраженные нарушения половой функции, однако обращаются с жалобами на эти нарушения только те больные, у которых они составляют основное содержание болезни. Объясняется это тем, что часто вследствие указанного преморбидного склада личности происходит расщепление сексуальной регуляции: усиление корковой первосигнальной компоненты (эроса) и угнетение подкорковой и спинальной регуляции.
  • Больная В-на, 30 лет, инженер-конструктор обратилась с жалобами на раздражительность, обидчивость, снижение работоспособности, часто возникающее ощущение кома в глотке, чуткий тревожный сон со сновидениями, ноющие боли в области сердца с одновременным онемением левой руки и губ; на снижение полового чувства, которое выражается в трудном возбуждении и отсутствии оргазма.
  • Наследственность не отягощена. Одна дочь у родителей, развивалась нормально, училась отлично, была энергичной, подвижной и веселой до 14 лет. В этом возрасте заболела ангиной, которая повторялась 3—4 раза в год и протекала тяжело. В возрасте 17 лет — тонзиллэктомия. После этого стали возникать боли в сердце, изменился характер — стала раздражительной, обидчивой, суетливой, в институте учиться было трудно. После пребывания в больнице (в одной палате с больными стенокардией) боли в сердце участились и усилились, стали сопровождаться онемением руки и губ, страхом внезапной смерти. Сердечные приступы провоцировались «нервозной обстановкой», чаще дома; больная плакала, иногда кричала, упрекала окружающих в бездействии. Боли обычно снимались инъекцией аминазина с димедролом.
  • В двадцатилетием возрасте подружилась с девушкой старше ее на шесть лет, которая «влюбилась в нее» и приучила к взаимным любовным наслаждениям. В-на часто оставалась ночевать у подруги, спали в одной постели, изощрялись в поцелуях, сосали друг другу грудные железы, мануально раздражали наружные половые органы. Через полгода общее состояние ухудшилось, нервозность нарастала, сон ухудшался, в сновидениях стала видеть себя летающей над кроватью «подруги», которую крайне возненавидела. Наконец, решила прекратить «эту любовь» и для того, чтобы не встречаться, перевелась на другой факультет. Вскоре влюбилась и вышла замуж. Общее состояние улучшилось, приступы прекратились. Мужа считает красивым, умным, спокойным н рассудительным — «противоположность мне». Коитус имеет один-два раза в неделю продолжительностью 5—6 мин, ощущения во время фрикций приятные но оргазма нет. Причиной считает то, что в начале близости не может по-настоящему возбудиться. Последние годы прибавилось переживание по поводу того, что не может забеременеть. Прошлым летом на даче познакомилась с молодым мужчиной, который научил ездить на велосипеде. Заметила, что езда на велосипеде («особенно при подъеме в гору») иногда приводит к большему половому возбуждению, чем коитус. Пробовала перед предстоящей близостью кататься на велосипеде — это повышало возбудимость, но «оргазма все равно не было» и стала появляться болезненность вульвы. Просила мужа «пососать грудь», но он ответил, что «не ребенок», и объяснил «ее прихоть» «желанием иметь ребенка». Возобновились приступы сердечной боли, которые стали возникать сразу после коитуса или во время его и сопровождались одышкой, онемением губ, кистей и стоп. Все чаще в начале коитуса возникали боли у входа во влагалище и спазмы мышц тазового дна, «сводило бедра», однако больная нашла способ снимать их: она сильно прижимала руку мужа к вульве и массировала ею одну-две минуты. Ласки мужа стали раздражать,— «иногда ненавижу его», работа стала неинтересной, все окружающее — «противным», «надоело жить так».
  • Объективно: физическое и половое развитие нормальное, соматически здорова. В неврологическом статусе — ослабление конвергенции слева, низкие брюшные рефлексы, выраженная симпатическая направленность вегетативного тонуса. Кавернозные рефлексы 2/0, растормаживаются на 2—3 мин, сосковые — вызываются легко, но быстро исчезают, 17-КС и 17-ОКС в суточной моче в норме, ЭЭГ — тип IV, в. н. д.— художественный тип, слабый, неуравновешенный. Либидо повышено за счет усиления условнорефлекторного компонента.
  • Диагноз: истерия, фригидность в форме ослабления секрсторно-эрекционной фазы и отсутствия оргазма с элементами преходящего вагинизма. Муж больной страдал азооспермией. Потребовалось длительное медикаментозное лечение и сложная каузальная психотерапия для восстановления общего здоровья и половой функции.
  • Из истории болезни В-пой видно, что она была здоровым ребенком, по-видимому, с унаследованным художественным типом нервной системы, впечатлительная и способная в учебе. Частые ангины резко ослабили центральную нервную систему. На этом фоне и при наличии повышенной внушаемости развивается истерия с кардиофобическим синдромом. Больная легко вступает в лесбийские любовные отношения, однако, почувствовав себя хуже, находит силы порвать с прошлым и при первом же предложении выходит замуж. Улучшение здоровья на первых порах замужества связано с тем, что супружеская жизнь давала много надежд. Внутренне больная продолжала оставаться в состоянии высокого эмоционального напряжения. Она эгоцентрична, полностью фиксирована на своих сексуальных ощущениях, внешнюю действительность воспринимает под углом зрения своих переживаний, все время находится в поиске средств для достижения полового удовлетворения. Она пытается использовать велосипедную езду для предварительного возбуждения, внезапно возникшие явления вагинизма использует для того, чтобы расширить диапазон мужской ласки и получить физическое воздействие мужа на гениталии, что указывает на возврат к ощущениям периода «взаимного онанизма», хотя ей действительно этим приемом удается снять спазмы. Указанные факты полностью подтверждают патогенетические особенности истерического невроза и указывают на высокую возбудимость сферы полового инстинкта и относительную слабость второй сигнальной системы.